В КС пожаловались на неполную оплату труда защитника по назначению.

В КС пожаловались на неполную оплату труда защитника по назначению.

 

Заявитель просит проверить конституционность положений, на основании которых суды отказались оплачивать консультации защитника по назначению, предоставленные им в офисе адвокатского образования.

Как сообщил «АГ» адвокат Александр Николаев, он считает, что Конституционный Суд примет его жалобу к рассмотрению, так как существует неоднозначное понимание закона и его применения, о чем свидетельствуют принятые в отношении него судебные акты.
22 марта адвокат АП Чувашской Республики Александр Николаев направил в Конституционный Суд жалобу, в которой оспариваются нормы Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации. Как ранее писала «АГ», Александр Николаев участвовал в уголовном деле в качестве защитника по назначению суда. В связи с тем, что изначально подзащитный находился под подпиской о невыезде, юридические консультации ему предоставлялись в офисе адвоката. В дальнейшем суд первой инстанции признал вину подзащитного и избрал в его отношении меру пресечения в виде заключения под стражу. Готовясь к апелляции, защитник продолжил консультировать своего доверителя в условиях следственного изолятора. Одновременно с этим адвокат подал заявление в суд об оплате его услуг в размере 21 560 руб. Однако оно было удовлетворено частично. Как указал суд, действующим законодательством предусмотрено, что адвокатам, участвующим в уголовном судопроизводстве по назначению суда, оплачиваются только дни участия при ознакомлении с делом и дни участия в ходе судебных заседаний. Оплата консультаций законом не предусмотрена. Апелляционная инстанция поддержала мнение нижестоящего суда. Верховный Суд Чувашской Республики отказал в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. При этом судья ВС ЧР указал, что «документ в виде “учета работы адвоката”, подписанный адвокатом и его подзащитным, явно недостаточен для подтверждения факта оказания юридической помощи». ВС РФ и его председатель также отклонили жалобу. Тогда Александр Николаев решил подготовить жалобу в КС, составить которую ему помог Институт права и публичной политики. Вчера жалоба уже была направлена в Суд. В своей жалобе Александр Николаев отметил, что абз. 5 п. 23 Положения о процессуальных издержках устанавливает, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, подлежит учету время, затраченное адвокатом на осуществление полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК РФ, включая время, затраченное на посещение подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, находящегося соответственно в следственном изоляторе (изоляторе временного содержания) или в психиатрическом стационаре, на изучение материалов уголовного дела, а также на выполнение других действий адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами. Изложенная таким образом норма, по мнению заявителя, содержит неопределенность в вопросе о том, подлежит ли учету при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, время, затраченное им на консультирование вне следственного изолятора подзащитного, в отношении которого не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В жалобе также указано, что в соответствии с ч. 3 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. При этом суды в деле заявителя истолковывали оспариваемую норму как не допускающую выплаты адвокату вознаграждения за консультации, предоставленные им своему подзащитному в офисе адвокатского образования. Подобный подход, по мнению Александра Николаева, ставит оплату труда в зависимость от таких факторов, как мера пресечения, избранная в отношении подзащитного, и место выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей. При этом не учитывается, что существо обязательств, возникающих у адвоката перед подзащитным, в обоих случаях – при оказании последнему помощи в следственном изоляторе или вне него – не изменяется. В обращении говорится и о том, что результат толкования оспариваемой нормы, при котором отдельный вид поручений, выполняемых адвокатом, осуществляющим защиту по уголовному делу по назначению уполномоченных лиц, не подлежит учету при определении размера вознаграждения такого адвоката, не отвечает целям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства – то есть ни одной из конституционно значимых целей, поименованных в ч. 3 ст. 55 Конституции. Кроме того, оспариваемое положение предусматривает, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, подлежит учету время, затраченное им на выполнение действий по оказанию квалифицированной юридической помощи при условии их подтверждения документами. В жалобе указывается, что ни оспариваемая норма, ни иные нормы Положения не конкретизируют, какие именно документы должны быть представлены адвокатом для подтверждения действий, осуществленных им в рамках оказания квалифицированной юридической помощи. В связи с этим судом могут быть истребованы документы, получение которых приведет к нарушению адвокатской тайны. Таким образом, Александр Николаев считает оспариваемую норму неконституционной, так как она позволяет отказывать в выплате адвокату, участвующему в уголовном деле по назначению уполномоченных органов, вознаграждения за консультации в офисе адвокатского образования лицу, в отношении которого избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, а также допускает в целях подтверждения оказания квалифицированной юридической помощи истребование у адвоката документов, получение которых приведет к нарушению адвокатской тайны. Как прокомментировал «АГ» Александр Николаев, он считает, что Конституционный Суд примет жалобу к рассмотрению, так как существует неоднозначное понимание закона и его применения, что видно из принятых судебных актов. Также он пояснил, что у него был документ, отражающий предоставление консультаций, однако Верховный Суд Чувашской Республики сослался на отсутствие надлежащего доказательства, подтверждающего оказание юридической помощи. В связи с этим было решено указать в жалобе на требование суда представить документы, которые могут раскрыть адвокатскую тайну. Напомним, после публикации в «АГ» информации о случае Александра Николаева к решению обозначенной проблемы подключились специалисты Института права и публичной политики, которые содействовали в формулировании доводов жалобы в КС. Старший юрист ИППП Ольга Подоплелова пояснила «АГ», что кроме Конституционного Суда эту проблему не в состоянии решить ни один уполномоченный орган. «Верховный Суд отказал заявителю в удовлетворении его требований, фактически заставляя адвокатов оказывать часть квалифицированной юридической помощи бесплатно. У Правительства, судя по всему, пока не сформировалась воля на корректировку Положения о процессуальных издержках, хотя ситуация с оплатой труда адвокатов вне судебных заседаний и СИЗО оставляет желать лучшего», – сообщила юрист. Также Ольга Подоплелова отметила, что в ходе подготовки жалобы было принято решение расширить ее предмет. Поводом для этого стало то, что судья Верховного Суда Чувашской Республики по каким-то причинам пришел к выводу, что представленного адвокатом документа об объеме выполненной работы, подписанного им и доверителем, недостаточно для установления факта ее выполнения. «По сути дела, судья намекает на то, что встречи адвоката с подзащитным в офисе должны фиксироваться третьими лицами, что входит в противоречие с необходимостью защиты адвокатской тайны. И, хотя тезис о недоказанности работы не встречается нигде, кроме определения судьи об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Президиума ВС ЧР, мы считаем принципиально важным, во-первых, пресечь потенциальное посягательство на адвокатскую тайну и, во-вторых, исключить возможность отказа в пересмотре дела заявителя на этом основании», – заключила юрист.
По материалам: https://www.advgazeta.ru