Суд отказал адвокату в защите адвокатской тайны.

Суд отказал адвокату в защите адвокатской тайны.

Защитнику отказано в удовлетворении административного иска к СИЗО за досмотр адвокатского производства.

Как пояснил «АГ» адвокат Алексей Матасов, трудно сказать, что именно искали в его документах сотрудники изолятора, однако заместитель начальника СИЗО не пропускал на встречу с подзащитным без досмотра никого. Нарушением это не показалось даже прокурору.
Адвокат АП Нижегородской области Алексей Матасов подал административное исковое заявление к СИЗО-2 ГУФСИН России по Нижегородской области за то, что его не пустили к подзащитному. Причиной недопуска стало то, что адвокат не позволил досмотреть адвокатское производство. В конце сентября 2017 г. Алексей Матасов прибыл в СИЗО для встречи со своим подзащитным. Сотрудник изолятора попросила адвокатское производство по уголовному делу для досмотра, однако адвокат отказал в этом, забрал его из рук и объяснил, что его материалы составляют адвокатскую тайну. По этой причине ему не позволили встретиться с доверителем. Адвокат добился встречи с заместителем начальника учреждения, чтобы разобраться в ситуации. Однако тот сослался на ст. 34 «Охрана подозреваемых и обвиняемых и надзор за ними» Закона о содержании под стражей и пояснил, что по имеющейся информации некоторые адвокаты проносят заключенным сим-карты и другие запрещенные предметы. На вопрос Алексея Матасова о том, какие подозрения имеются в отношении конкретно него, заместитель начальника СИЗО пояснил, что досматривают всех без исключения. В результате на встречу с подзащитным адвоката так и не пустили. В тот же день Алексей Матасов написал жалобу на имя начальника СИЗО, в ответ на которую ему было заявлено, что возможность прохода лиц через КПП без досмотра исключена. Параллельно адвокат обжаловал действия сотрудников изолятора прокурору по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях, однако в удовлетворении жалобы также было отказано. В ходе проверки заместитель прокурора установил, что сотрудники СИЗО действительно требовали передать адвокатское производство для досмотра, однако посчитал, что при этом не будет производиться изучение содержания самих документов, а значит режим адвокатской тайны нарушен не будет. В АП Нижегородской области, куда также обратился Алексей Матасов, его позиция была поддержана Комиссией по защите прав адвокатов, которая указала на недопустимое поведение сотрудников СИЗО и попросила ГУ ФСИН РФ по Нижегородской области принять меры для предотвращения подобных фактов. Помимо этого Алексей Матасов обратился в суд с административным исковым заявлением к СИЗО-2. В иске он сослался на ч. 1 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности, согласно которой адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Пункт 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, говорится в заявлении, назвал предмет адвокатской тайны, к которому относятся наравне с прочим все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу, сведения, полученные адвокатом от доверителей, и документы, если они входят в производство по делу, адвокатское производство по делу. Все указанные документы и сведения, полученные адвокатом, хранятся в адвокатском производстве. Также Алексей Матасов указал, что Совет Федеральной палаты адвокатов в Рекомендациях по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности (утверждены решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2009 г.) подтвердил, что адвокатское производство является одним из способов сохранения адвокатской тайны. Адвокат подчеркнул, что действия сотрудников СИЗО по досмотру документов в адвокатском производстве являются посягательством на адвокатскую тайну и подрывают режим конфиденциальности юридической помощи. По его мнению, они противоречат ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, которая устанавливает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Алексей Матасов напомнил, что на специальную процедуру принятия решения о личном досмотре адвоката указал Конституционный суд РФ в Определении от 6 марта 2008 г. № 428-О-П. «Законоположения позволяют администрации исправительного учреждения принять решение о проведении личного досмотра и в отношении адвоката. Однако такое решение – исходя из повышенных гарантий защиты статуса адвоката – может иметь место, только если администрация исправительного учреждения располагает данными, позволяющими полагать наличие у него запрещенных к проносу на территорию исправительного учреждения предметов. При этом необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты – письменно фиксироваться, с тем чтобы лицу, в отношении которого проводится личный досмотр, была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий. В противном случае не исключается возможность возникновения объективных и субъективных помех в исполнении адвокатами своих профессиональных обязанностей и тем самым – возможность нарушения баланса конституционно значимых ценностей и интересов и ограничения конституционного права осужденного на получение квалифицированной юридической помощи, что само по себе не может быть оправдано целями, закрепленными в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации», – указывал КС РФ. Алексей Матасов добавил, что документы, которые собирались досмотреть сотрудники СИЗО-2, находились в адвокатском производстве, которое было надлежаще оформлено, имело соответствующую надпись: «Сведения, содержащиеся в адвокатском производстве, составляют охраняемую законом адвокатскую тайну и не могут использоваться в качестве доказательств обвинения». Сотрудники изолятора не представили судебного решения, которое позволяло бы им досмотреть документы, содержащие адвокатскую тайну. В судебном заседании представитель ответчика сообщил, что при досмотре осуществлялась видеофиксация нагрудным регистратором. Алексей Матасов отметил, что это напрямую увеличивает возможность нарушения конфиденциальности адвокатского производства. Кроме того, представитель СИЗО указал, что подзащитный также досматривается до встречи с адвокатом и после, на что истец заметил, что этого достаточно для соблюдения режима учреждения. Тем не менее суд, заслушав стороны, отказал в удовлетворении иска адвоката. Комментируя ситуацию «АГ», Алексей Матасов пояснил, что сложно понять, что именно искали сотрудники СИЗО. «Возможно, искали флешки какие-то, сим-карты. Может, это связано с тем, что мой подзащитный обвиняется по ст. 282 УК РФ. Все, что угодно. Они конкретно не говорят», – указал Алексей Матасов. Адвокат также отметил, что мотивированное решение, необходимое для апелляционного обжалования, пока не изготовлено.