Постановление пристава как повод заблокировать порочащие сведения в Сети.

Постановление пристава как повод заблокировать порочащие сведения в Сети.

В Думу внесен проект поправок, которыми предлагается блокировать в интернете порочащую информацию, если лицо, опубликовавшее ее, не приняло мер для ее удаления.

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили законопроект. Один из них указал, что документ не определяет никакого порядка отмены решения о блокировке в случае удаления/модерации контента. Кроме того, он пояснил, что остается большим вопросом то, как будет работать и без того перегруженная система ФССП, так как авторы не предполагают расширения штата приставов и прямо указывают, что принятие законопроекта никак не требует увеличения бюджетного финансирования ведомства.
В Госдуму внесен законопроект № 430597-7, предлагающий поправки в Закон об исполнительном производстве и Закон об информации, направленные на повышение уровня исполнения исполнительных документов, содержащих требования об удалении распространенных в интернете сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или юридического лица. Поясняется, что специфика распространения информации в интернете требует наличия в законодательстве специальных механизмов для исполнения судебных решений, что является обеспечением реализации конституционных прав каждого на судебную защиту. Документом предусматривается, что в случае, когда лицо, распространившее не соответствующие действительности сведения, по истечении срока, установленного для добровольного исполнения содержащегося в исполнительном документе требования об удалении доступных в интернете сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина или юридического лица, не приняло мер для пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем их удаления, судебный пристав-исполнитель выносит постановление об ограничении доступа к ним. Реализация данного положения потребует дополнения ч. 5 ст. 15.1 Закона об информации новым п. 3. Вынесенное постановление, как указано в законопроекте, будет направляться в Роскомнадзор в течение одного рабочего дня. По мнению авторов проекта закона, принятие документа будет способствовать защите прав и законных интересов лиц, чьи честь, достоинство и доброе имя пострадали в результате распространения не соответствующей действительности негативной информации. Комментируя предлагаемые поправки, старший юрист юридической фирмы «Максима Лигал» Максим Али высказал мнение, что законопроект является очередным примером избыточного нормотворчества. Он указал, что Закон об информации уже сейчас содержит такое основание блокировки, как решение суда о признании информации запрещенной к распространению: «Возникает вопрос, почему исполнение судебного акта о блокировке сайта должно осуществляться через судебного пристава, если заверенное судом и вступившее в силу решение может быть передано напрямую в Роскомнадзор?» По мнению Максима Али, законопроект только усложняет цепочку необходимых действий: сначала в суде должен быть получен исполнительный документ, затем он должен быть предъявлен к исполнению, после этого пристав должен возбудить исполнительное производство и уже в рамках возбужденного производства судебный пристав может вынести постановление о «блокировке» сайта и направить его в Роскомнадзор. Юрист пояснил, что при этом срок в 1 рабочий день для направления постановления в Роскомнадзор вовсе не делает данную процедуру быстрой: только на изготовление и получение исполнительного листа обычно уходит около недели, еще 6 дней закон отводит на возбуждение исполнительного производства с момента предъявления исполнительного документа в отдел судебных приставов. «Пока что я вижу только один существенный аргумент к тому, чтобы внести какие-то изменения в законодательство по данному вопросу. Сейчас Закон об информации признает запрещенной информацию, за распространение которой установлена административная или уголовная ответственность (ч. 6 ст. 10). Получается, что порочащие сведения, законность распространения которых рассматривается в делах о защите деловой репутации, не всегда попадают в эту категорию (если, например, их распространение не образует состав клеветы). Однако данная проблема, как представляется, может быть решена путем изменения ч. 6 ст. 10 Закона об информации, но никак не путем увеличения оснований блокировки сведений в ст. 15.1 того же Закона. К тому же, из предложенного законопроекта формально не следует, что судебное решение и постановление судебного пристава не могут выступать альтернативными основаниями блокировки одной и той же информации», – указал Максим Али. Он также обратил внимание на то, что законопроект не исключает и возможности блокировки сайта на основании определения суда об обеспечении иска. «Хотя вопрос о правомерности таких мер, ставший особенно актуальным в недавнем деле по иску Олега Дерипаски, все еще является дискуссионным. Дело в том, что подобная блокировка фактически предвосхищает решение суда по существу и может серьезно ограничить свободу общественной дискуссии на длительный период, необходимый для судебного разбирательства», – заключил эксперт. Адвокат, партнер Центра цифровых прав Саркис Дарбинян сообщил, что инициатива авторов поправок находится в русле уже накатанной системы по блокировке неугодного контента через техническое ограничение доступа к ресурсам и целым платформам в сети «Интернет». Он добавил, что теперь в общую структуру субъектов, правомочных принимать такие решения, добавляется еще один цензурный орган – ФССП. «Несомненно, указанный законопроект стоит рассматривать как очередное давление на свободу слова в России. Мы уже привыкли к импульсивному характеру принятия новых законов. Полагаю, целью депутатов была защита не рядовых граждан, а скандальных чиновников и крупных бизнесменов, не так давно уличенных в громких коррупционных скандалах», – указал Саркис Дарбинян. Адвокат считает, что не существует никакой объективной необходимости принятия подобного законодательного акта. По его мнению, все инструменты уже существуют в действующем законодательстве – и в порядке судебного производства, и в порядке применения права на забвение. «Однако этого показалось недостаточно авторам проекта, которые хотят реализовать экспресс-систему блокировки неугодного контента. И этот порядок применим и к СМИ, и к многомиллионным соцсетям. Без всяких исключений. Можно с легкостью представить ситуацию, когда Роскомнадзор блокирует крупный сервис или сайт средства массовой информации. И даже если администрация сайта решить удалить/отмодерировать контент, Роскомнадзор будет ссылаться на приставов как инициаторов блокировки. И тут может начаться самое интересное, так как депутаты либо совершенно забыли, либо намеренно не указали никакого порядка отмены такого решения в случае удаления/модерации контента», – пояснил эксперт. Саркис Дарбинян указал, что остается большим вопросом то, как будет работать и без того перегруженная система ФССП, потому что авторы не предполагают расширения штата приставов и прямо указывают, что принятие законопроекта никак не требует увеличения бюджетного финансирования ведомства. Комментируя законопроект, заместитель председателя совета партнеров юридической компании «Катков и партнеры» Алексей Копылов пояснил, что бывают случаи, когда ответчик не исполняет решение суда добровольно и в этом случае требуется его принудительное исполнение с участием службы судебных приставов. «Однако правоотношения в сети “Интернет” имеют свои особенности, в том числе технического характера. Кроме того, они должны учитывать специфику разграничения полномочий разных органов власти», – указал эксперт. Он добавил, что законопроект разрешает этот вопрос, создавая правовую основу для взаимодействия ФССП и Роскомнадзора в подобных случаях. Алексей Копылов отметил, что в целом прослеживается тенденция создания единого регулятора интернета в подобных ситуациях в лице Роскомнадзора, а единого законодательного акта такого регулирования – в виде «трехглавого» закона, в частности, в виде затронутой в проекте документа ст. 15 Закона об информации.
По материалам: https://www.advgazeta.ru