Наиболее важные решения Конституционного Суда.

Наиболее важные решения Конституционного Суда.

 

Опубликован Обзор практики КС РФ за четвертый квартал 2017 г.

   
Обзор посвящен самым значимым решениям, направленным на укрепление конституционных основ публичного и частного права, трудового законодательства и социальной защиты, а также уголовной юстиции. Редакция «АГ» собрала вместе те постановления и определения, которые эксперты газеты посчитали наиболее важными.

Конституционные основы публичного права

Постановлением от 26 октября 2017 г. КС РФ признал не противоречащим Конституции п. 5 ст. 2 Закона об информации, определяющий обладателя информации как лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации. Суд пояснил, что наличие у правообладателя интернет-сервиса, осуществляющего передачу электронных сообщений, права на доступ к содержащейся в них информации не позволяет говорить о наличии у него статуса обладателя информации. Постановлением от 28 ноября 2017 г. Суд разъяснил применение норм Налогового кодекса, указав, что хозяйственная деятельность в силу ее специфики может не облагаться НДС. КС РФ пояснил, что взимание с налогоплательщика, осуществляющего на регулярной основе специализированные услуги буксиров по установке (снятию) бонового ограждения судна, НДС, а также суммы пени и штрафа за предыдущие периоды возможно только с учетом действия налогового периода по налогу на добавленную стоимость и порядка изменения налогового регулирования, ухудшающего положение налогоплательщиков. Определением от 9 ноября 2017 г. КС РФ отказал в рассмотрении жалобы на неконституционность законодательных положений об обеспечении инфраструктурой земельных участков, выделенных льготникам органом местного самоуправления. При этом Суд напомнил, что решение вопросов благоустройства территорий, включая инфраструктурные аспекты, является одним из направлений реализации функций местного самоуправления. Конституционный Суд подчеркнул, что если органы местного самоуправления принимают в собственность земельные участки от органов власти субъекта РФ, то при отсутствии договоренности между ними муниципальное образование обязано обеспечить территорию необходимой инфраструктурой, поскольку параметры и цели использования такого земельного участка известны на момент его принятия. Постановлением от 4 декабря 2017 г. Конституционный Суд отметил, что практика применения положений ч. 3 ст. 28.6 и ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП РФ в их взаимосвязи показывает, что отдельные постановления о назначении штрафа поступают привлеченным к административной ответственности лицам по истечении срока, предусмотренного для его льготной уплаты. Суд признал неконституционной ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП РФ, так как данное положение фактически лишает правонарушителя возможности уплаты половины суммы штрафа, поскольку действующее законодательство не предусматривает восстановления срока для льготной уплаты административного штрафа. Также КС РФ указал на необходимость законодательно внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из данного постановления. В связи с этим постановлением МВД России подготовило проект поправок в ст. 31.8 и 32.2 КоАП РФ. Постановлением от 6 декабря 2017 г. Суд разъяснил обязанность арбитражных судов проверять нормативный акт на соответствие иному нормативному акту, имеющему большую юридическую силу. КС в очередной раз напомнил, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного решением органа местного самоуправления, принявшего этот акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в ходе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией, законами и иными нормативными правовыми актами.

Конституционные основы трудового законодательства и социальной защиты

Постановлением от 22 ноября 2017 г. КС РФ указал на несогласованность норм о правовом регулировании порядка перевода в МВД бывших сотрудников ФСКН, но при этом воздержался от признания данных норм не соответствующими Конституции. В частности, Суд проверил конституционность положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156, которыми были упразднены Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, а также ст. 17, 19 и 20 Закона о службе в органах внутренних дел. В своем постановлении КС РФ сделал вывод о том, что оспариваемое правовое регулирование практически утратило свое значение. А признание его неконституционным ставило бы под сомнение легитимность правоприменительных решений, принятых в отношении подавляющего большинства сотрудников органов наркоконтроля, что не согласовывалось бы с принципом стабильности служебных отношений и не отвечало бы публичным интересам службы в ОВД и частным интересам этих лиц. Постановлением от 5 декабря 2017 г. Конституционный Суд дал оценку конституционности п. 1 ч. 2 ст. 10 Закона о страховых пенсиях. Суд признал спорную норму не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой она служит основанием для отказа в назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца его детям, самостоятельно (без направления на учебу в соответствии с международным договором Российской Федерации) поступившим в иностранные образовательные организации и обучающимся в них по очной форме обучения по образовательным программам, которые могут быть отнесены к категории основных, на период до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет. Постановлением от 7 декабря 2017 г. КС РФ обозначил свою позицию по делу об оспаривании конституционности положений ст. 129, 133 и 133.1 Трудового кодекса РФ жителями Республики Карелия, Иркутской области и Алтайского края, которые заявляли о том, что эти нормы допускают включение в МРОТ районного коэффициента и надбавки за работу в местностях с особыми климатическими условиями, тем самым нарушая принцип социального государства и конституционный принцип равенства. Суд постановил, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, поскольку не предполагают включения в состав МРОТ в субъекте коэффициентов и надбавок, начисляемых в связи с работой в особых климатических условиях. Также он отметил, что федеральный законодатель правомочен совершенствовать законодательство в этой сфере, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда.

Конституционные основы частного права

Постановлением от 6 октября 2017 г. Суд разъяснил, что неустойка по алиментным обязательствам может быть снижена судом. Суд проверил на соответствие Конституции  п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ «Ответственность за несвоевременную уплату алиментов» и п. 1 ст. 333 ГК РФ «Уменьшение неустойки». Заявитель жалобы указывал, что данные законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей, находящихся на иждивении должника. КС РФ признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, указав при этом, что они не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности. Постановлением от 17 октября 2017 г. КС РФ дал оценку конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Признав оспариваемую норму конституционной, Суд указал, что определение Коллегии ВС РФ по конкретному делу не может быть основанием для пересмотра аналогичных дел. Кроме того, КС постановил внести изменения в законодательство, согласно которым подобный механизм пересмотра вступивших в силу решений возможен только при специальном указании на это в постановлении Пленума или Президиума ВС РФ. При этом законодателю предписано учесть недопустимость ухудшения положения граждан в их правоотношениях с органами власти. Постановлением от 8 декабря 2017 г. КС РФ указал причины недопустимости двойного взыскания налоговых недоимок, дав оценку конституционности положений ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК РФ и подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ. В частности, Суд разъяснил, что привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возникший в результате уголовно-противоправных действий этого физического лица, возможно лишь при исчерпании правовых оснований для применения механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации.

Конституционные основы уголовной юстиции

Постановлением от 14 ноября 2017 г. Конституционный Суд дал оценку конституционности отдельных положений УПК РФ. В частности, КС РФ разъяснил права реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту. Суд признал, что отсутствие в УПК РФ срока для отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, вынесенного на досудебной стадии, умаляет гарантии защиты от необоснованного возобновления прекращенного уголовного преследования и создает постоянную угрозу привлечения к уголовной ответственности. Постановлением от 23 ноября 2017 г. дана оценка конституционности ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне. В частности, Суд разъяснил порядок допуска к гостайне в судебном разбирательстве, указав, что гриф секретности не может служить препятствием для ознакомления с такими материалами для участников процесса, не имеющих допуска к государственной тайне. В постановлении подтверждается принцип равенства личности и государства и оно позволяет обеспечить права граждан на доступ к информации и на обжалование решений в рамках уголовного процесса при его сопряженности со сведениями, содержащими гостайну. Постановлением 21 ноября 2017 г. КС РФ разрешил требовать прекращения уголовного преследования через судебное обжалование. В частности, в своем постановлении Суд напомнил, что в случае прекращения уголовного преследования подозреваемого в связи с непричастностью к совершению преступления с него снимается подозрение в преступлении и у него возникает право на реабилитацию. Кроме того, КС РФ подчеркнул, что в силу принципа состязательности сторон при рассмотрении жалоб по правилам ст. 125 УПК РФ суд, признавая действие (бездействие) или решение должностного лица незаконным либо необоснованным и обязывая его устранить допущенное нарушение, не наделен полномочием самостоятельно отменять решения органов предварительного расследования и прокурора, а также принимать взамен них другие решения. Определением от 10 октября 2017 г. КС РФ разобрался с конституционностью положений ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющих основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании. В частности, Суд разъяснил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом ст. 281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования, и оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам. В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами. Определением от 7 декабря 2017 г. КС РФ разъяснил, что ч. 4 ст. 37, ч. 7 ст. 246 и ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ в своей взаимосвязи не противоречат Конституции, так как прокурор вправе указывать на недостатки приговора. Суд подчеркнул, что он не считает, что отказ прокурора от обвинения путем внесения апелляционного представления ставит суд второй инстанции в зависимость от позиции стороны обвинения и нарушает Конституцию. При этом КС РФ добавил, что неверно расценивать отказ от уголовного преследования как отказ от обвинения вообще.
По материалам: https://www.advgazeta.ru