Мосгорсуд засилил отказ в допуске защитника в СИЗО на основании ордера и удостоверения.

Мосгорсуд засилил отказ в допуске защитника в СИЗО на основании ордера и удостоверения.

Апелляция отказала в удовлетворении жалобы на решение суда, сославшегося на законоположения, не соответствующие действующим нормам УПК РФ.

Как сообщила «АГ» адвокат Мария Стрельник, подавшая жалобу, решение Мосгорсуда, безусловно, будет обжаловано, так как согласиться с законностью недопуска ее в СИЗО по приведенным ответчиком основаниям нельзя. Ее представитель, советник ФПА РФ Юрий Костанов добавил, что, возможно, отказ в удовлетворении жалобы вынесен по формальным основаниям, так как в СИЗО сменился руководитель.
14 марта Московский городской суд рассмотрел апелляционную жалобу адвоката Марии Стрельник на отказ Преображенского районного суда г. Москвы в удовлетворении ее административного искового заявления к начальнику ФКУ СИЗО-1 ФСИН России Ивану Прокопенко, который отказал ей в посещении подзащитного для оказания ему юридической помощи, несмотря на представление ордера и адвокатского удостоверения. Как ранее писала «АГ», свой отказ руководство СИЗО мотивировало тем, что в ответ на запрос администрации изолятора о предоставлении информации в отношении защитника в Следственный комитет РФ они получили ответ о том, что Мария Стрельник с заявлением о допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника к следователю не обращалась, от обвиняемого уведомлений о заключении соглашения с указанным защитником не поступало, в связи с чем адвокат к участию в уголовном деле не допущена. При этом Мария Стрельник сообщила, что еще за день до посещения СИЗО официально уведомила Следственный комитет о ее вступлении в дело. 2 ноября суд отказал в удовлетворении исковых требований Марии Стрельник, сославшись при этом на то, что согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Кроме того, суд сослался на ст. 38 УПК РФ и указал, что именно следователь, а не должностные лица СИЗО-1, решает вопрос о допуске адвоката в качестве защитника. При этом суд отметил, что само по себе предъявление адвокатом ордера и удостоверения не является подтверждением обстоятельств его участия в уголовном процессе в качестве защитника, поскольку именно следователь при решении вопроса о допуске защитника учитывает установленные законом ограничения, в силу которых не допускается участие в производстве по уголовному делу конкретного защитника. В своей апелляционной жалобе Мария Стрельник указала, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для административного дела, а также неправильно применил нормы материального права. Она пояснила, что соглашение на оказание помощи в уголовном судопроизводстве подзащитному в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ было заключено с другим лицом. В соответствии с ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ в случае необходимости получения согласия подозреваемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. При этом Мария Стрельник обратила внимание на то, что в своем ответе на запрос администрации СИЗО Следственный комитет РФ как раз и указал на эту норму. Однако в первом свидании с подзащитным ей было все-таки отказано. Кроме того, адвокат указала в жалобе, что судом применены положения, не соответствующие действующим нормам УПК РФ: 17 апреля 2017 г. Президент России подписал закон, которым были внесены изменения в Кодекс. В частности, в новой редакции ст. 49 УПК РФ указано, что адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, а не допускается к участию в нем с разрешения следователя либо иного должностного лица. С момента предъявления удостоверения адвоката и ордера на адвоката распространяются правила, установленные ч. 3 ст. 53 УПК РФ. Рассмотрев апелляционную жалобу и выслушав доводы стороны, Московский городской суд вынес решение, которое, как призналась «АГ» Мария Стрельник, стало для нее неожиданным – апелляция определила отказать в удовлетворении жалобы. Адвокат отметила, что пока неясно, чем именно мотивирован отказ. Мария Стрельник заметила, что единственным доводом административного ответчика в возражении на ее апелляционную жалобу была ссылка на ст. 18 Закона о содержании под стражей. Они указали, что «начальник следственного изолятора наделен полномочиями в предоставлении свиданий с подозреваемым и обвиняемым только защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, то есть лицам, вступившим в уголовное дело в качестве защитника конкретного лица». «Почему-то на этом основании они решили, что я, обладая и ордером, и удостоверением и вступившая в соответствии с нормами УПК РФ в уголовное дело, – не являюсь защитником», – прокомментировала Мария Стрельник. Советник ФПА Юрий Костанов, который после публикации новости о деле Марии Стрельник в «АГ» вступил в дело в качестве ее представителя в суде апелляционной инстанции, предположил, что отказ Мосгорсуда может быть вынесен и по формальным основаниям. Он заметил, что это может быть связано с «привычкой»: «Отмена судебных актов в апелляции достаточно редка и находится в пределах статистической погрешности. Это связано с нежеланием судебной системы признавать неправоту судов первой инстанции». Также он высказал предположение, что Мосгорсуд мог исходить из того, что Мария Стрельник изначально в своем административном иске оспаривала законность действий конкретного лица – начальника СИЗО-1 и требовала устранить допущенное им нарушение. Но в январе Иван Прокопенко оставил должность руководителя «Матросской тишины», а значит, обязать его устранить нарушение нельзя. Впрочем, в апелляционной жалобе адвокат просила отменить решение первой инстанции как незаконное и вынести новый судебный акт по ее иску. Сказать, чем именно руководствовался Мосгорсуд, можно будет только после получения мотивированного решения, отметил Юрий Костанов. И он, и Мария Стрельник заявили, что оно, безусловно, будет обжаловано.

По материалам: https://www.advgazeta.ru