ФПА выступила против возложения на адвокатов несвойственных им функций.

ФПА выступила против возложения на адвокатов несвойственных им функций.

Федеральная палата адвокатов направила в Минюст отзыв на проект приказа Росфинмониторинга об утверждении Положения об идентификации клиентов.

Как считают в ФПА, документ допускает расширительное толкование законодательных норм в отношении адвокатуры и противоречит фундаментальным положениям Закона об адвокатской деятельности.

31 января президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко направил заместителю министра юстиции Денису Новаку письмо с правовой позицией ФПА по проекту приказа Росфинмониторинга «Об утверждении Положения о требованиях к идентификации клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев с учетом степени (уровня) риска совершения клиентом операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма».

Как ранее сообщала «АГ», Положение разработано с целью приведения нормативных правовых актов Росфинмониторинга, регулирующих вопросы идентификации, в соответствие с требованиями Закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем.

Согласно документу, в целях подтверждения достоверности сведений, полученных при идентификации клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев, организации и индивидуальные предприниматели, в частности, используют сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей, Едином государственном реестре юридических лиц, Государственном реестре аккредитованных филиалов, представительств иностранных юридических лиц; сведения об утерянных, недействительных паспортах, о паспортах умерших физических лиц, об утерянных бланках паспортов; иные дополнительные источники информации, доступные на законных основаниях.

Требования Положения об идентификации клиентов распространяются в том числе и на адвокатов, нотариусов и лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических услуг. При этом отмечается, что они не должны запрашивать у клиентов ряд сведений, таких как СНИЛС, должности лиц, замещающих (занимающих) государственные должности РФ, должности членов Совета директоров ЦБ РФ, должности федеральной государственной службы, сведения об источниках происхождения денежных средств и иного имущества, а также сведения, подтверждающие наличие полномочий представителя клиента.

По мнению ФПА РФ, проект приказа допускает расширительное толкование в отношении адвокатов и адвокатской деятельности норм Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, а также противоречит фундаментальным положениям Закона об адвокатской деятельности.

В правовой позиции напоминается, что в соответствии со ст. 3 Закона об адвокатской деятельности адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов власти. В качестве принципов ее деятельности указаны в том числе независимость, самоуправление, корпоративность. «В нарушение указанных норм Приказ возлагает на адвокатуру несвойственные ей функции сыска, что противоречит фундаментальным основам данного института», – подчеркивает ФПА РФ.

Также отмечается, что в соответствии с Законом об адвокатуре адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам, ему запрещено занимать позицию вопреки воле доверителя, а также разглашать сведения, сообщенные ему последним в связи с оказанием юридической помощи без его согласия. «Приказ фактически обязывает адвоката нарушать указанные положения федерального законодательства», – говорится в правовой позиции.

Федеральная палата адвокатов просит Минюст учесть ее правовую позицию при регистрации приказа Росфинмониторинга после его подготовки.

Адвокат, партнер московского офиса Clifford Chance Тимур Аиткулов пояснил, что в соответствии с п. 1 ст. 7.1 Закона о противодействии  легализации преступных доходов в определенных случаях адвокаты обязаны производить идентификацию клиентов при оказании услуг по подготовке или осуществлению операций с денежными средствами или иным имуществом.

«В свою очередь, проект Положения распространяется на адвокатов в части требований к идентификации клиентов только применительно к ст. 7.1 Закона. Таким образом, с учетом того, что ст. 7.1 Закона уже устанавливает обязанность осуществления идентификации клиентов в определенных случаях, Положение лишь упорядочивает порядок такой идентификации, а не налагает дополнительные обязанности на адвокатов в части ее осуществления», – пояснил эксперт. При этом он отметил, что для целей ст. 7.1 Закона адвокаты и ранее осуществляли идентификацию клиентов, действуя в том числе по аналогии с требованиями, указанными в аналогичном Приказе Росфинмониторинга (от 17 февраля 2011 г. № 59).

Адвокат АП г. Москвы Даниил Берман считает, что появление приказа, с одной  стороны, ярко иллюстрирует то обстоятельство, что государство и государственные чиновники не признают или не хотят признавать самой идеологии адвокатуры, в основе которой заложены право и обязанность адвоката никогда, никому и ни при каких обстоятельствах не сообщать о сведениях, полученных при оказании юридической помощи. «С другой стороны, существует такое явление, как отмывание денежных средств, с которым государство обязано бороться на основании национального законодательства и международных соглашений», – добавил он.

По мнению адвоката, необходимо донести до государства информацию о смысле и основных принципах оказания юридической помощи адвокатами, что позволит правильно расставить приоритеты при принятии окончательной редакции данного приказа. «Адвокатское сообщество должно занимать самую активную позицию и постоянно доносить свое мнение до государства и законодательных органов, чтобы стараться исключить из законодательства все имеющиеся противоречия, которые являются препятствиями при применении такого законодательства гражданами и организациями», – заключил Даниил Берман.

По материалам: https://www.advgazeta.ru